Служба в такелажной роте или грузчики 2013-2014

Публикуем письмо, присланное на почту сайта, об особенностях службы в такелажной роте под Читой.

v3ifeqgpjnkСлужба в такелажной роте или грузчики 2013-2014

Служил я с июля 2013 г по 2014 г. Естественно, ни о каком контракте речи идти не может))) Кмб прошел в городе Кяхта — Республика Бурятия. Именно там начал понимать: дедовщины нет в армии, есть похлеще — землячество, объединение по региональному признаку.
Такелажную роту сформировали в ноябре. До этого 3 месяца нес службу в ИсБ, там свои заморочки были…
Переброска произошла за сутки. Отправили в Улан-Уде, там сутки просидели — и на поезде под Читу на полигон хранения боеприпасов. Привезли в полузаброшенную казарму посреди степи, но солдатики за счет своих карточек Втб быстренько ее восстановили… В роте было 4 взвода, где-то по 20 человек в каждом.
И теперь о главном))) Среди них было 44 человека с Улан-Уде, 23 бурята, остальные ребята были с западных регионов. Сразу же произошло, так называемое, деление на «восточников» и «западников» (так называемых, «порядочных» и «слонов»). Ох, и нелегко пришлось ребятам с запада: их напрягали все кому не лень — шили, стирали, мыли за товарища с востока! Поэтому, ребята, если вы собираетесь в ВС РФ, пытайтесь служить ближе к дому, в своем военном округе! Так проще!

Александр

Рубрика: Армейский быт, Казарма-блог, Колонки | Добавить комментарий

Правда Афгана глазами солдата ВДВ. О «дембелизме»

Публикуем очередную часть  воспоминаний Ивана Иванова о войне в Афганистане. Он написал все так, как  виделось ему самому – отдельному  солдату из отдельного подразделения ВДВ. Предыдущую часть смотрите здесь.

Когда я отслужил полтора года, меня возили на показательный суд над одним старослужащим, старшим сержантом. Чтобы я смотрел и проникался. Нас троих из полка на этот суд возили. Мы считались самыми ярыми дембелями издевающимися над молодыми солдатами больше всех. На самом деле мы просто были в списках политотдела, как ярые «дедушки». Никогда я сильно не страдал неуставными взаимоотношениями и почему попал в этот список, до сих пор удивляюсь. Взяли мы с собой оружие, гранаты, запасные магазины, сели в грузовик и повезли нас в какую–то часть в огромный клуб. Там сидело видимо-невидимо таких же «гадов дембельских». Вывели на сцену старшего сержанта. Зачитали приговор: «7 лет». Ударил молодого солдата, у того лопнула селезёнка. Потом вывели ещё одного старослужащего, «11 лет» за избиение двух молодых. Посидели, послушали, поохали наигранно. Приехали, рассказали остальным. Не трогало нас это тогда никак.

Усы молодые солдаты тоже отращивать не могли, как и чубы. Стрижка молодых солдат должна была быть почти под ноль.

Некоторые дембеля, когда оставалось сто дней до дембельского приказа, тоже стриглись наголо. Но уже по своему желанию. Такая была дембельская традиция. Я не стригся назло уставу. У меня под дембель волосы уже закрывали уши. Дембеля и Годки ремень носили вольготно, бляхи у некоторых свисали чуть не до яиц. Усы были почти обязательным атрибутом дембеля. Конечно, у кого росли. Чубы носили многие старослужащие. Зимние квадратно фасонные шапки (их специально набивали квадратно и расчёсывали для пушистости) дембеля носили на затылке. Молодые солдаты шапки имели захезаные и носили их обязательно не выше двух пальцев от брови. Развязывать уши шапок в полку было западло. На боевых, кто хотел, развязывал. Мороз в горах не шутка. Полк дислоцировался под Кабулом. Зима первая была очень снежная. Вторая не такая снежная, но сильно холодная.

Курившим солдатам полагалось 20 пачек в месяц сигарет без фильтра. Отвратительные сигареты. Курить их можно было только от безысходности на войне. Их даже дембеля не отбирали. Не курившим полагалась большая пачка сахара рафинада. Сахар в полку был дефицитом. Так просто солдатам его было не достать. Жратвы всегда не хватало, нагрузки большие. Короче подустал я, мягко говоря, на первом году службы. Ротный мне и посоветовал: ты, мол, сынок, не куревом бери паёк, а сахаром. Сахар он глюкоза организму пригодится. Первый ротный у нас человеком был. Нам он казался очень старым и мудрым, а ему всего 26 лет было. Я не дурак был, послушался ротного, дал заявку на сахар. Ага. Сейчас. Не учёл дембелей. Короче сахар проплыл мимо моего носа как дымок от сигары на экране кинофильма. Спрятали дембеля моё сахарное богатство возле стола дежурного по роте между стенками взводной палатки. Ночью, пока это дежурное тело носом в стол упёрлось, я справедливость восстановил. Мыкали меня по поводу внезапно исчезнувшего сахара долго. Я не признался. Сахар был уже мною спрятан далеко и надёжно. Мне он действительно помог окрепнуть. Но такую дурную ошибку обмена сигаретного пайка на сахарный по молодухе я уже не совершал.

Солдат косили пули, мины, дембелизм, бытовуха, наркотики, дизентерия, дистрофия, желтуха, малярия, тиф и другие болезни. Нас постоянно кололи различными прививками. Прививки не помогали. Думаю, на нас просто испытывали всякую дрянь. Иногда одновременно ставили до 10 прививок. Читать далее

Рубрика: Армейские дневники, Армейский быт, Казарма-блог, Колонки | Метки: , | Комментарии (7)

Правда Афгана глазами солдата ВДВ. Жизнь в расположении

Публикуем очередную часть  воспоминаний Ивана Иванова о войне в Афганистане. Он написал все так, как  виделось ему самому – отдельному  солдату из отдельного подразделения ВДВ. Предыдущую часть смотрите здесь.

Вообще солдатская жизнь курка в афгане делилась на 2 части. Жизнь в расположении и жизнь на боевых. В части было тяжело морально и муторно, холодно и голодно. Ни одной секунды не было покоя, гоняли по делу и без дела, построения были почти каждый час. Если у солдата выдавалась свободные полчаса, командиры обязательно их тут же заполняли работой или очередной чисткой оружия. Куда – то сквозануть, где – то расслабиться у молодого бойца Курка не получалось. Да и дембеля особо никуда отлучиться не могли. Нас пересчитывали как цыплят чуть ли не ежечасно. Я лично видел, как исчезнувшего пару раз, минут на десять, из поля зрения ротных командиров молодого солдата просто привязали верёвкой к другому, менее бегающему солдату. Делалось это во имя «искренней заботы о солдате». На самом деле, исполнялись приказы сверху. Наверху понимали, что если позволить солдату немного самостоятельности и вольности, он просто пошлёт всех с этой войной куда подальше.

Ещё одному солдату, укравшему и съевшему с голодухи из столовой курицу, предназначенную командиру полка, на шею привязали ещё одну сырую, мороженую курицу и он неделю с ней жил. Курица тухла и воняла. Снять было нельзя, грозили расстрелом или тюрьмой. Раньше я думал, что такое мерзкое наказание могут придумать только фашисты в концлагере. Голодный человек с курицей на шее, которую нельзя снять и съесть.

Кто — то не добежал ночью до туалета, расположенного на другом конце плаца от казарм и наделал прямо на плац. Командир полка приказал построить полк и заставить голыми руками дежурного по плацу убирать наделанное дерьмо. Тот отказался. Полк стоял несколько часов. Без еды, воды и отдыха. Больные дизентерией солдаты стояли и срались в штаны. Больные почками ссались.  Дежурный плача убрал всё руками. Это был хороший сержант, но жизнь его уже была сломана. До самого дембеля ему уже было не подняться из чморей. Мы были жестоки в своей стае. Чем он был виноват? Ему «повезло». До дембеля этот сержант не дожил. Он погиб в бою. Погиб как всегда погибали в боях, героически и с автоматом в руках, спасая своё отделение от превосходящих сил противника. Казённая фраза. Попробуйте отдать свою жизнь в девятнадцать лет, за таких же сопливых, едва оперившихся  детей, как вы сами. Он смог.

Солдат ломали морально под страхом жестоких расправ. Ломали просто так. Из за личных амбиций. Ломали ежеминутно и ежечасно. Ломали командиры и «братья» старослужащие сослуживцы. Иногда «особо приближённые» к дембелям молодые солдаты издевались по их указке и им в угоду над своим же молодым призывом. Иногда молодых солдат просто заставляли биться между собой. Причем обязательно до крови. Читать далее

Рубрика: Армейские дневники, Армейский быт, Казарма-блог, Колонки | Метки: | Комментарии (2)

Правда Афгана глазами солдата. Продолжение

Публикуем продолжение воспоминаний Ивана Иванова о войне в Афганистане. Он написал все так, как  виделось ему самому – отдельному  солдату из отдельного подразделения ВДВ. Начало смотрите по ссылке здесь.

Любой полк или дивизия в Афганистане делились на Курков, спецов и штабных.

(Ничего не могу сказать о подразделениях ГРУ и КГБ, я с ними именно в Афгане не работал).

Курки – это те, кто непосредственно воевал с автоматом в руках в боях. Спецы, это артиллеристы, постоянные караульные различных объектов, водители всех видов автомобильной и броневой техники, ремонтники, повара, кочегары, электрики, заведующие клубами, киномеханники, служащие музвзводов, банщики, санитары и врачи медбатальонов, мед частей, госпиталей и моргов, продавцы и официанты, кладовщики… то есть все те, кто обогревал, ремонтировал, возил, кормил, обслуживал и поддерживал курков в их нелёгкой военной судьбе (простите, если кого не перечислил).

Быть курком было и очень почётно и очень тяжело. Всё что могло быть самое жуткое и тяжёлое на афганской войне ежесекундно доставалось именно им. Самая заветная моя мечта была такая: я сижу в кресле и 3 минуты наслаждаюсь полным покоем. Что это за мечта, скажете Вы? А вот такая мечта, целых три минуты гарантированно знать, что с тобой ничего не случится, тебя не убьют, не обомбят, не обстреляют, и никуда по тревоге не дёрнут. Покоя не было 24 часа в сутки. Как не было и кресел. Табуретки были. Были по молодухе службы под задницу, по голове и по рёбрам. Вместе с войной, кровью, вшами, гигантскими физическими нагрузками, голодом, издевательствами, избиениями, наплевательским отношением и всем остальным, этот психологический прессинг порой был просто невыносим. Спасением молодого солдата было только внешнее отупение и практическое замораживание любых великих эмоций, кроме животного волчьего воя по далёкому, тёплому, сытому и доброму дому. Читать далее

Рубрика: Армейские дневники, Армейский быт, Казарма-блог, Колонки | Метки: , | Добавить комментарий

Правда Афгана глазами солдата ВДВ

В 2014  году  отмечается двадцатипятилетие вывода советских войск из Афганистана.  15 февраля 1989 года официально закончилась девятилетняя война.  Эта война все больше обрастает легендами. Иван Иванов прислал нам свои воспоминания об этой войне. Он написал все так, как  виделось ему самому – отдельному  солдату из отдельного подразделения ВДВ. Ниже первая часть воспоминаний Ивана.

Правда Афгана глазами солдата ВДВ

 Постоянно дописывается и обновляется.

Дополнения и обновления вставляются кусками по всему тексту, а не только в самый конец.

«Никто кроме Нас». Это девиз ВДВ.

Никто кроме нас не мог выполнить многие военные задачи.

Никто кроме нас не сможет рассказать всю правду.

Как и раньше, на войне, готов принять весь удар на себя. За всех солдат и офицеров, кого в афгане называли пушечным мясом.

А удары будут, в том числе и от «своих». Это война.

25 лет назад протрубили о выводе советских войск из Афганистана.

На память об этой стране у меня осталось 2 ранения, одно в руку и 14 осколков в голове, 3 грыжи на позвоночнике, 2 медали «За Отвагу», голубой берет ВДВ с тельником в шкафу, несколько фотографий и сержантские погоны в коробке под кроватью.

Что – то я помню хорошо, что – то уже забыл. Прошло время. Я успел окончить специальное высшее учебное заведение, съездить ещё на одну войну в бывшую кавказскую советскую республику и опять в обнимку с автоматом.

Это воспоминания отдельного солдата из отдельного подразделения ВДВ и пишу я именно так, как всё виделось мне именно моими глазами, и слышалось моими ушами. Не примете это за истину в последней инстанции.

Очень сильно вросли в нас, ветеранов афганцев, и в общество в целом, «сказки» об Афганской войне Советского Союза. Настолько, что и сами ветераны и общество уже искренне в это верят и не хотят иных легенд и, наверное, не захотят никогда.

Могу сказать честно и искренне: десантники «КУРКИ» никогда не отступали без приказа даже под страхом тотального уничтожения, это негласное правило соблюдалось свято, без ропота и угроз. Также курки десантники старались не бросать на поживу противнику убитых, раненых и оружия. Можно было лечь всей ротой из — за одного раненого или убитого.  Оставить убитого или раненого сослуживца врагу, оставить врагу часть вооружения, увидеть врага и не убить его любой ценой – это считалось во время моей службы в ДРА (Демократическая Республика Афганистан) несмываемым позором. Даже невозможно было представить, чтобы ротный или взводный договаривался с моджахедами о возможности беспрепятственно пройти или о ненападении друг на друга. Это было позорищем и приравнивалось к предательству. Увидел врага, знаешь, где враг находится – уничтожь его, на то ты и десантник. С врагом никаких сделок. Так нас тогда воспитывали в 350 полку ВДВ.

Отступивших от этих правил ждало всеобщее презрение и в Афгане и на гражданке в Союзе. Жизни такому моральному уроду не было бы до самой смерти.

Потом, после моей службы, с середины войны и до конца было уже часто по другому. С моджахедами советские офицеры и командиры частей уже часто вели переговоры, с ними договаривались о ненападении, и просили не трогать наших солдат при прохождении ими определённых территорий. Когда нам это рассказывали вернувшиеся из Афганистана служившие после нас офицеры и солдаты из Ограниченного Контингента Советских Войск в Афганистане (ОКСВА), мы были в шоке. Для нас это было равносильно позору. Читать далее

Рубрика: Армейские дневники, Армейский быт, Казарма-блог, Колонки | Метки: | 1 комментарий

Стройбат ТуркВО. Записки на песке

Публикуем окончание истории о  службе в стройбате в Туркестанском военном округе в 1987-89 гг. Предыдущие истории  смотрите здесь

Госпиталь

Я лежу в госпитале. В четвертый раз. Первый раз сачканул. Всю жизнь маялся всякими колитами-гастритами, поэтому все симптомы как по книжке обрисовал и вперед. В госпитале можно отдохнуть, кормят получше, короче, курорт. 

Только мама об этом не знала, прилетела со страху. Здорово было! 

Второй заход в госпиталь получился незапланированным — желтуха. Косила тогда всех подряд, как в афганских песенках про лица желтые. Тоже неплохо полежали. Лежал со своим другом Анзором. Хорошо провели время, отоспались, отожрались. 

Тогда в отделении была повальная мода на шары. Все пацаны делали из оргстекла шарики и, пробив крайнюю плоть на членах отверткой, закатывали себе под кожу шары! Типа, чтоб девок на гражданке трахать со страшной силой. Дурной пример, как обычно, заразителен, я даже прилежно шарик себе забабахал, полировал долго, но потом чето обломался… процедура с отверткой не понравилась! и слава богу. 

Третий заход в госпиталь был в хирургию, как всегда чето не поделили в роте, и я схлопотал в ногу д-о-о-бротное такое шило. И все бы ничего, но пошло заражение. Сначала дико болела нога, но на работу гоняли до тех пор, пока ногу не раздуло так, что она не влезала в сапог, а еще через неделю, когда фельдшер понял, что компрессы мне, как мертвому припарка, скрипя сердцем отправил меня – «шланга», «сачка» и «злостного уклоняльщика от работы» (так он и сказал) в госпиталь, где мне сразу разрезали ногу и выдавили оттуда ведро гноя. Весело перематывая рану чем-то очень похожим на изоленту, хирург витиевато матерился, обзывая наших медработников в части сапожниками и чурками. А я задумчиво смотрел на свою бедную ногу, из которой торчали две трубки, и радовался, что и на этот раз все обошлось, потому что еще немного, и каюк — гангрена! 

И вот я тут в четвертый раз. Говорят, что бог троицу любит. Есть в этом какая-то хитрая правда. Потому что, как я лежу в этот раз, мне в-а-а-ще не нравится. Хотя сидим тут на лавочке со знакомым узбеченком, только что долбанули на двоих веселую папироску и сидим се на солнышке…но! Узбеченка раскумарило не по-детски, он покачивает круглой головушкой и несет какую-то ахинею на ломанном русском. Он из какого-то д-а-а-а-а-льнего кишлака, про таких говорят «спустился с гор за спичками, а военком повязал, и, вперед, родину защищай!» 

Короче ему весело, а мне не очень. К тому же покоцали меня неслабо. Грудь еще ладно, а плечо жжет невыносимо, да еше эта жара +35. Еше не зажило все … а следаки уже зачастили. 

Те, кто постарше, помнят, какие в совке продавали раньше ножницы. Это такая здоровенная дурра, полностью железная, с ручками, покрашенными в радикальный зеленый цвет. И с о-o-o-чень острыми носами. Почему я вспомнил ножницы? А потому, что ими меня и покоцали. 

Во всей части не было никогда ничего колюще-режущего. Даже картошку на кухне чистили ножами со сломанными окончаниями. Ножи выдавал прапорщик, и он же потом их и собирал. Вилок в столовой, конечно же, отродясь не было, не говоря уже про ножи. А тут проверка из Москвы, ну, разумеется, вся часть дружно красит траву и белит камушки, а прапор Карапетян принес и положил в нашу бытовку ножницы. Аж на белую салфеточку положил. А той же неспокойной ночью в ентой самой бытовке не сошлись во взглядах на нонешний уклад жизни несколько доблестных стройбатовцев. Получив неслабо в бубен, один из гордых азиятов с диким воплем «аминги сики» схватил со стола ножнички и начал кромсать всех, кого увидел. Первым получил ара, а наш новоявленный хирург вытащил ножницы у ары из спины и ломанулся наружу. Вообщем кино и немцы! Еще кто-то из его дружков подсуетился с ножиком! Итог? Kак в военных сводках с соседнего Афгана — 6 раненых, конечно, включая меня.  Читать далее

Рубрика: Армейские дневники, Армейский быт, Казарма-блог, Колонки | Метки: , | Комментарии (3)

Стройбат ТуркВО. Работа – наша боевая задача!

Публикуем продолжение рассказа Филиппа о его  службе в стройбате в Туркестанском военном округе в 1987-89 гг. Предыдущие истории  смотрите здесь

 

Работа – наша боевая задача!

Это мы слышим каждый день — утром на разводе. Кто-то едет строить казарму десантуре, кто-то ангары для самолетов, кто-то учебные корпуса «Арабского корпуса». Теперь я точно знаю, смотря новости, кто учил этих всех террористов пользоваться советским оружием. Но тогда, стоя в нестройных колоннах перед отправкой на работу, на это было абсолютно плевать. Тогда была другая задача — прожить еще один день. Прожить без ущерба для себя. Ну, и поработать как можно меньше, и че-нибудь еще и пожрать по-хитрому!

Вчера на казарме для летчиков прикорнул поспать доблестный военный строитель, рядовой Махмудов. Это заметил другой военный строитель, опять же рядовой — Муртазаев. Он просто подкрался к товарищу и-и-и-и… просто поджег на нем штаны! Пошутил! Лучшая шутка сезона. Махмудова увозят в госпиталь — ожог 3 и степени. Не повезло — волосатый был солдатик!

На другом объекте, пытаясь сработаться, повздорили еще трое рядовых (как всегда какие-то махмуды). Прыгнули на маленького осетина. Итог плачевен — одному осетинчик сломал руку, второму срезал ухо! Вы спросите «как?» А очень просто — лопатой.

A нам везет!!! У нас самый лафовый объект- здоровый бункер, многоэтажный, глубоко под землей. Пока бетонщики пытаются там его забетонировать, мы с Бойко валяемся на каком-то матрасе в какой-то комнатке и смолим траву! Лампочку я в комнатке вывернул на всякий пожарный. А то прораб увидит — не отмажешься. Ему плевать на траву, но вот, что не работаем, — это, да! Стукнет ротному, а это — залет! 

Одно плохо — змеи. Дряни этой много, и я их панически боюсь, но вида, конечно, не подаю!

Ну, вот и все! Солнышко закатилось за бахчи, гудит внизу грузовик. Пора в часть. Еще один день, еще один крестик в календарике!  Читать далее

Рубрика: Армейские дневники, Армейский быт, Казарма-блог, Колонки | Метки: , | Добавить комментарий

Стройбат ТуркВО. Черт! Черт! Черт!

Публикуем продолжение рассказа Филиппа о его  службе в стройбате в Туркестанском военном округе в 1987-89 гг. Предыдущие истории  смотрите здесь.

Анзорка 

Ни хрена ты больше не грузин, весело говорю, похлопывая Анзорку по целой ноге. Он медленно повернул голову, посмотрел на меня своими черными глазищами и спросил слабым голосом: зачэм так гавариш,  да? А потому, гoвoрю, что в человеке пять литров крови, ты потерял два. И теперь, дорогой ты мои генацвале, в тебе два литра смешанной русской, украинской с примесями молдавской, казахской и еще хрен знает какой кровушки. Так что, сиди, кацо, и не чирикай!!! _Вах магис дэда… -задумчиво пробормотал джигит и притих, видимо, переваривая информацию. 

На белой простыне бледное лицо Анзорки почти не различимо: впадины небритых шек, синяя ниточка губ, заострившийся как у покойника нос. На его иссиня белом лице только глаза еще напоминают былого Анзорку — веселого, задиристого и разбитного грузина из Батуми. Анзорка посмотрел вниз и растерянно пробормотал: в туалет хачу, да! У него из члена торчит трубка, вторая откуда то из живота. Говорю: даже ходить не надо в туалет, кацо, делай через трубку. Он закусил губу… покряхтел, скривился: больно магис дэда…. 

Уже поздно, но я сижу в реанимационной палате, смотрю на своего друга, которогo только вчера буквально достали с того света, и молчу. Он тоже смотрит на меня и молчит, ему еще трудно говорить, он еще очень слаб. 

Анзорку порезали местные. Попали в аорту на ноге. Как он перелез через трехметровую бетонную стену, никто никогда так и не узнает. Его нашли метров в двадцати от стены. От него до стены остался широкий кровaвыи след. Он уже был без сознания, потерял много крови. Врач в госпитале сказал:  еще минут двадцать и кaюк. 

Ладно, пойду я, — говорю, вставая. Похлопал его по руке и пошел к двери. Уже в дверях повернулся к нему: спокойной ночи, брат! 

- Спакойной ночи, брат! — говорит Анзорка  - Я вииду отсуда их всех мама в@ебу !Mамой клянусь!!!

Крючок 

Крючок — наш начальник штаба. Зловредный старикашка, похожий на старую оглоблю. Он высокий, худой и весь какой-то жеванный.  Читать далее

Рубрика: Армейский быт, Казарма-блог, Колонки | Добавить комментарий

Стройбат ТуркВО. Комсостав. Флора. Фауна

Публикуем продолжение рассказа о службе в стройбате в Туркестанском военном округе в 1987-89 гг. Предыдущую часть  смотрите здесь

Фауна

Бли-и-н, давай быстрее, Ара! Змей я ненавижу, и поэтому держу эту дрянь двумя пальцами, стараясь делать спокойное выражение лица, пока Ара возится с фотоаппаратом. Змея длиннее меня. Заползла в котельную санчасти погреться, где ее быстренько и прибили дрыном! Теперь все по очереди фоткаемся с ней! Дрянь, конечно, но экзотика, б-б-лин!

Много тут и черепах водится, из них делают пепельницы. Детали производственного процесса описывать не буду….

На полигоне поймали кобру, засунули ее в клетку, подсадили к ней птичку и долго наблюдали чего из этого всего получится. Ни хрена не получилось — кобра гоняла птичку из угла в угол, но не жрала.

Но как всегда всех переплюнул прапорщик Шайба. Он поймал здорового такого варана, брал его за шкирку, гулял с ним по стройке и всем тыкал в морду. Варан злобно шипел и раздувал бока. Очень впечатляло. Стоишь, например, на карнизе, еле держишься, а тут Шайба тебе в морду такое сует. Можно и слететь с верхотуры от неожиданности. Читать далее

Рубрика: Армейские дневники, Армейский быт, Казарма-блог, Колонки | Добавить комментарий

Я — солдат. Разведка ушла в поля

Продолжаем публикацию рассказов Сергея Педалкина о его службе в армии. Первые три истории  смотрите здесь,  здесь., здесь.

Я — солдат. Часть 4. Разведка ушла в поля

В предыдущих своих статьях про армию, я осветил в основном, негативные стороны солдатской жизни. Ну, например, про то, как солдаты во время курса молодого бойца занимаются чем угодно, только не изучением азов военной науки. Или о самом надежном способе откосить от армии, когда ты уже в ней и о том, как на самом деле случаются в армии боевые тревоги. Сегодня расскажу о том, как наш разведывательный взвод отправился на 2,5 месяца на сборы разведчиков, которые проходили на Свердловском полигоне. Здесь положительных моментов тоже немного.

Собирали мы свое скромное имущество целый день. Собственно говоря, имущества у нас как такового не было, поэтому предстояла задача его найти. В подвале нашей казармы у нас была каптерка, там хранился кое-какой хлам, который нам мог бы пригодиться в полях. Из подвала соседней казармы мы под покровом зимней темноты украли две печки для нашей палатки и много всякого другого барахла. Воровство в армии взято за основу. Воруют здесь все и всё, начиная от рядового солдата и заканчивая министром обороны (про Сердюкова, думаю, не забыли). Когда все необходимое имущество было собрано, мы стали ждать машину. Ожидание на морозе длилось часов шесть, потому что вместе с нами уезжал весь батальон. Все уезжали на неделю на стрельбы, а мы на два с лишним месяца на сборы. Сначала перевезли все роты, потом все отдельные взводы и в этой очереди наш взвод оказался последним. Спасались от мороза тем, что по очереди сидели на большой теплой трубе. По очереди, потому что часть солдат должна была охранять имущество на улице. Кто-то убежал в казарму и залег спать в сушилке. Сушилка — это такая маленькая комната, в которой, обычно очень жарко, она предназначена, как можно догадаться, для сушки обуви и портянок.

В общем, на полигон мы уехали уже глубокой ночью, часов в 12. Приехали, разгрузили машину и отправились в казарму. Всю следующую неделю мы занимались тем, что устанавливали палатку. Саму палатку, конечно, поставить недолго. Но сначала мы расчищали снег, потом поставили палатку в первый раз, потом разобрали ее и поставили во второй раз, и в третий, и в четвертый… В общей сложности мы собирали и разбирали палатку за неделю шесть раз. Стоит отметить, что палатка эта не туристическая двух- или трехместная, а военная большая палатка, в которой без труда могли уместиться два взвода по тридцать человек. Наши, а точнее даже и не наши командиры, постоянно придумывали новое место, где она должна стоять. Это новое место, как правило, находилось в паре метров от старого. Естественно, приходилось заново разгребать огромные завалы снега.

Потом, кому-то пришло в голову, что палатка должна стоять на месте бетонных блоков врытых в землю. Мы их откопали от снега, какой-то прапорщик расковырял эти блоки тягачом, наиболее тяжелые он увез, а маленькие килограммов этак по двести-триста оставил нам, чтобы мы их перетаскивали сами. Более того, прежде чем прапорщик вытащил эти блоки из земли, нам велели обложить их автомобильными покрышками, покрышки поджечь, якобы для того, чтобы земля оттаяла. Пришлось нам искать два десятка покрышек на местной свалке, сливать бензин из техники, стоявшей на полигоне и всю ночь жечь эти покрышки. Земля, конечно, не оттаяла, но провоняли мы сильно, потом еще и оттаскивали сгоревшую резину от этих блоков.

Всю неделю мы дежурили на месте нашего будущего жилья, охраняли имущество — рваные матрасы и одеяла, спальные мешки, сломанные лопаты, бронежилеты, печки, столы. Оставить все это без присмотра было нельзя, растащили бы мгновенно. Дежурство было круглосуточным по два часа. Дежурили вдвоем. Посреди поля стояла печка-буржуйка, мы растапливали ее сырыми дровами, садились вплотную и грелись. На печку ставили котелок со снегом, обычно за полтора-два часа вода закипала и тогда мы пили чай. Через неделю, мы наконец-то окончательно поставили нашу палатку, вкопали столбы внутри палатки, постелили нары, установили две печки-буржуйки. Все это время, пока мы, разведчики, чистили снег, собирали-разбирали палатку и охраняли грязные рваные матрасы, наш второй мотострелковый батальон (2 МСБ) стрелял из автоматов, пулеметов, гранатометов и метал боевые гранаты.  Читать далее

Рубрика: Армейские дневники, Армейский быт, Казарма-блог, Колонки | Метки: | Добавить комментарий