Как нарушаются права призывников

«Армия – экстремальная среда. Каждый призыв мы занимаемся теми, у кого болезни или отклонения, но их всё равно призывают», — говорит руководитель Региональной правозащитной общественной организации родителей призывников Татарстана «За сыновей» Герман Алёткин.

Издание «АиФ-Казань»  беседует с ним о праве служить или не служить.

Герман Алёткин

Возьму шинель, и вещмешок, и каску…

- Герман Николаевич, почему мальчишки играют в солдатики, а потом косят от армии?
- У нас милитаризированное общество. Мол, если не служил, не мужик. В первобытном обществе тоже был обряд инициации. Мальчик должен помучиться, чтобы его признали мужчиной.
- РТ всегда выполняет план по призыву. За счёт чего?
- Закон нарушается. Призывная комиссия постоянно принимает противоправные акты. А мы весной сталкиваемся с растерянными студентами. Пока не защитили диплом, они не подлежат призыву. Но призывная комиссия уже в марте проводит свои мероприятия. В прошлый призыв в Нижнекамске едва добились, чтобы одного такого парня оставили в покое.

Досье
Герман Алёткин родился в Казани в 1968 г. Окончил КГУ, историк. Председатель Региональной общественной правозащитной организации «Родители призывников РТ «За сыновей!» Рядовой запаса, воинская специальность — «водолаз-подрывник». Женат, взрослый сын.

 

- То есть нарушается закон РФ?
- Конечно! Ректоров вузов где-то собирают, «доводят до сведения» требования военкомата, они начинают действовать. Хотя требования нигде не опубликованы, они чистая самодеятельность.
- Добровольцев вообще не осталось?
- Есть, например, те, кто получил высшее образование и думает: «Чёрт с вами, отслужу!» Им вдолбили, что карьера юриста или силовика – только через армию. Хотя В. Путин, служа в ФСБ, в армии не был. Именно у этих ребят – психологический слом. Они ждут особого отношения, раз пошли служить добровольно, обладая определённым интеллектуальным уровнем. А им говорят: «Ты такой, как все, копай от забора и до обеда». Армия – экстремальная среда. Каждый призыв мы занимаемся теми, у кого болезни или отклонения, но их всё равно берут. В погранвойсках стали предъявлять судебные иски к призывным комиссиям в таких случаях. И выигрывали немалые суммы. Поэтому там служат сейчас только контракт­ники, и нет проблем с дедовщиной. Читать далее

Рубрика: Актуально, Интервью, Колонки, Призывнику | Метки: , | Комментарии (2)

Срочник: «На военной реанимации, включив мигалки, на всей скорости ехали в сауну»

Мы поговорили с парнем, отслужившим во внутренних войсках. Он рассказал о том, как возил свое начальство в рестораны и сауны на реанимобиле, какие наказания существовали в его части, а также о том, как он, в целом, относится к службе в вооруженных силах.

Ты пошел служить по собственному желанию?

Пришла повестка, я пошел, просто косить не стал, и все. Ярого желания служить у меня не было.

А друзья у тебя отслужившие были?

Да, некоторые уже отслужили, рассказывали, что у них нормально все было, особенно под конец срока службы.

Ты поступил в свою часть, во внутренние войска. Какие у тебя были первые впечатления?

Просто попал в новую обстановку. Ничего особенного. Старослужащие к нам нормально относились. Ну, были всякие отжимания-прокачки, но никаких зверств, что, типо, всю ночь надо отжиматься, так, какие-то небольшие наказания. Однажды в противогазах вокруг корпуса бегали. Там кто-то накосячил, и всей роте пришлось отвечать, как обычно. Обычно такие приказы нам отдавали сержанты. Все к этому относились нормально. В армии это само-собой разумеющееся. У нас не было ненависти какой-то, а когда уже демобилизация была, мы созванивались с ребятами старослужащими, прощались.

Когда уже новое пополнение было в части, я этого, к сожалению, почти не застал, приходилось все время на машине ездить, возить нашего командира.

Почему тебя поставили водить автомобиль?

Потому что права были. Я самый первый в части начал ездить на различных машинах, сначала на скорой ездил — на военной реанимации, а потом, после, меня пересадили на командирскую машину, там уже парень уходил, его надо было кем-то заменить, и меня на его место поставили. К тому моменту я уже пять месяцев отслужил.

А кого возил, когда на реанимобиле ездили?

Да ездили по всяким военным делам. Был один смешной момент, когда ввели вот эти вот наклейки с восклицательным знаком, которые означают, что у водителя нет еще двух лет опыта. Это особенно классно смотрелось на реанимации, которая неслась по встречке с мигалкой и черными номерами. А в соседней части у ребят точно такая же наклейка была наклеена на бензовозе. Смешно смотрелось. Но нам права позволяли управлять такими транспортными средствами.

Бывало, засыпали за рулем. Красный свет, ты – раз и закимарил, открываешь глаза – уже зеленый, и ты поехал. Еще когда парни на “буханках” ездили, рассказывали, как им сложно было. Едешь километров 80 по пересеченной местности, одной рукой держишь козырек в кабине, другой держишь скорости, чтобы их не выбивало на кочках, коленками рулишь, одной ногой — на газ, второй ногой — половину на сцепление, половину на тормоз. Короче, приходилось им серьезно раскорячиваться. Вот такие “нанотехнологии” в нашей армии.

Как-то мы ездили в одну часть и забирали оттуда парня, которому селезенку отбили офицеры. С пневмонией много ребят возили. А так, в основном, мы возили много всяких полковников. Им нужно было куда-то добраться быстро — в ресторан, в сауну или еще куда-то. И мы на реанимации, включив мигалки, на всей скорости ехали туда.

В сауне, как обычно, были девушки легкого поведения?

Не, их я не видел, мы просто сидели в машине и отсыпались, отдыхали – лучшего времени для солдата и не найдешь.

Расскажи поподробнее, как ты сам слег с пневмонией в армии?

Получилось так, что мне очень сильно не хотелось терять место водителя командира. Я знал, что если лягу в больницу, то потеряю его, и поставят кого-нибудь другого. В определенный момент у меня стала подниматься температура, но все равно как-то ездил с ней и старался не обращать внимания. А потом уже, когда сходил к врачу и померил давление, у меня оно было 60 на 80. Врач спросил: “Ты живой еще? Давай срочно ложись в больницу!”. Так что я сам себя довел до такого состояния, к сожалению.

Были какие-то проблемы в части? Кто-то вскрывал вены, еще что-то?

Были где-то по округу. Кто-то повесился вроде. Там просто другой психологический климат был. У меня была маленькая часть, а в больших частях, в них все по-другому, мы когда учебку проходили, я в этом убедился.

А что в учебке было?

Да бегали, как кролики. Носились, маршировали. Оружием почти не занимались.

Ты не стрелял за всю службу?

Нет, почему, стрелял 2 раза — мы ездили на полигон. Хотя по плану, конечно, должны то ли каждый день, то ли каждый месяц ездить — я уже не помню.

В учебке была отдельная часть быстрого реагирования ОБРОН. Это — спецназ и краповые береты, и т.д. Соответственно, там и другая дисциплина была, не как у нас – проснулся, потянулся и поехал за командиром.

Были какие-то столкновения между солдатами, унижения?

Нет, там за этим серьезно следили. Рассказывали, что раньше разведка ВВ-шная была полнейшим адом в плане дедовщины, а сейчас навели полный порядок.

Как прошел последний месяц твоей службы?

Все так же — на скорой ездил, даже уже больных не возил и в сауны тоже уже не ездил. Начались “приколы” с командиром, его начали судить за то, что он кучу денег наворовал. Мне даже повестка приходила на суд – выступать свидетелем в Питере. Ну, я и позвонил в ФСБ и говорю, если вы оплатите мне проживание, билеты, то я, может быть, к вам и приеду. Думаю, вы понимаете, какой была их реакция.

Как солдаты отнеслись к тому, что командира стали судебно преследовать? Сильно ли упал авторитет начальства?

Да этого авторитета и не было никогда, поэтому и падать ему было некуда. Все всё знали прекрасно. У нас были там мужики, к примеру, замполит, вот им было, чему нас научить. Майор один был, не помню фамилии, он нас дрессировал классно, строгий был, но справедливый мужик. Начальник службы тоже нормальный был — вот их мы уважали. А с самим командиром части военнослужащие и не сталкивались особо, он там сидел у себя в кабинете. Так, иногда выйдет в какой-нибудь праздник, речь скажет, и всё.

Как ты демобилизовался? Считал дни до окончания службы?

Да как-то нет — я ездил до окончания службы на машине, и время летело незаметно. Уезжали из части на поезде, как обычно. В поезде, соответственно, отмечали. Весело было, я плохо помню как доехали до нашей станции )))

Что тебе дала армия? Опыт? Дисциплину?

Даже и не знаю, если бы не пошел в армию, как бы год на гражданке прошел. Наверное, на год раньше в институт поступил бы, и всё.

Отслужившим поступать в ВУЗы проще?

Вообще, говорят, что есть такая система  - полбалла. То есть, если 2 человека одинаково получили на вступительных экзаменах, зачисляется тот, кто служил. Я сейчас учусь на экономическом факультете.

Как ты считаешь, какая армия в нашей стране должна быть?

Я думаю, что контрактная. Человек хочет – служит, главное, чтобы ему платили достойно. Он тогда и не будет ощущать себя рабом, как это обычно бывает с призывниками.

А ты сталкивался с контрактниками?

Да, сталкивался. Там у них по-разному всё. С одним разговаривал, говорит, что на работу никуда не может устроиться, а охранником идти не хочет.

Рубрика: Армейский быт, Интервью | Метки: , | Добавить комментарий

Учитель добивается права на АГС

В одном из районных поселков Новосибирской области учитель добивается права замены военной службы на альтернативную гражданскую.

2 августа 2011 года, Евгений Баженов, как человек, имеющий мировоззренческую позицию, противоречащую несению воинской службы, подал заявление на АГС в военный комиссариат города Черепаново.

Как учитель школы, Женя подлежал призыву лишь в мае 2012 года, т. к. ФЗ о «Воинской обязанности и военной службе» устанавливает иные сроки призыва для педагогических работников образовательных учреждений. Однако в военкомат на заседание призывной комиссии его пригласили на 12 октября 2011 года, что являлось нарушением действующего закона.

В военкомат молодой человек как положено явился. На призывную комиссию его пришла поддержать супруга, но ее выгнали из кабинета где проходило заседание ПК. Решение комиссии было весьма странным, не найдя возможности отказать молодому человеку по пропуску сроков, комиссия решила отказать по другой причине. Читать далее

Рубрика: Актуально, Интервью | Метки: | Комментарии (2)

Осознанный выбор

Иван Теряхин 3 апреля прошлого года был отправлен для  прохождения  альтернативной гражданской службы (АГС) в «Рязанский геронтологический центр им. П.А. Мальшина». Недавно он добился права на получение отпуска по уходу за ребенком, и оставшийся период службы — почти год, он проведет дома. Иван  ответил на вопросы портала Realarmy о том, как ему удалось добиться АГС, и как он относится  к прохождению военной службы. Читать далее

Рубрика: Интервью, Колонки | Метки: | Добавить комментарий

Режиссер Андрей Ерастов: «Солдат» – патриотический фильм

Режиссер на кинопоказе

– Как зародилась идея такого фильма? Тяжело ли было получить доступ в военную часть?

– Поиск единомышленников – не профессиональный секрет, а основное условие создания  документального фильма. По крайней мере так нас учили  во ВГИКе. Здесь мне посчастливилось найти единомышленников на всех уровнях армейской иерархии – от генералов на Арбате до  рядовых в  Абхазии.  Единомышленники ведь не обязательно стопроцентно совпадают во мнениях – они мыслят едино. Честно,  я и сам не ожидал встретить в армейской среде столько  искренних,  ярких и  самостоятельных во мнениях людей самых разных возрастов и положений. Солдафонства  вдруг и не оказалось.  Можно не верить, но иначе мне бы и не удалось ничего снять.

Этот фильм не есть журналистское расследование, идущее рука об руку с прокурорской проверкой. Как любой настоящий документальный фильм, он претендует на художественное осмыление изображаемой реальности. Фильм стремится к обобщению и созданию образа  не столько через фактический материал,  сколько передавая ощущения, эмоции героев, среду, атмосферу  доступными для кинематографа средствами.   Представьте себе  прокурора, выезжающего  на Тамань расследовать историю с контрабандой, изображенную Лермонтовым в «Герое нашего времени».  Или самовольное оставление расположения части  прапорщиком Гриневым, например. В современном мире  такое случается.

Читать далее

Рубрика: Интервью, С передовой | Метки: , | Комментарии (2)

Сергей Кривенко: «Рабам не нужны высокие технологии»

Одной из причин отставки бывшего министра финансов А.Л.Кудрина стало его разногласие с правительством в сфере бюджетных трат на военно-промышленный комплекс. И, несмотря на приближение второй волны экономического кризиса, расходы на национальную оборону продолжают расти. Параллельно с этим ускоренными темпами завершается военная реформа. Не смотря на заверения чиновников о том, что российская армия преображается с каждым днем, поток негативных сообщений из СМИ и доклады правозащитных организаций говорят об обратном. Наша армия просто погрязла в криминале, начиная с продаж военных билетов во время очередного призыва и разработок компьютерных игр в жанре «тетрис» за десятки миллионов рублей, заканчивая дедовщиной, вымогательством и межэтнической напряженностью во многих военных частях. О ходе военной реформы, коррупции, введении военной полиции и нарушениях прав лиц призывного возраста корреспондент Рабкор.ру Владимир Петров побеседовал с членом Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Сергеем Кривенко. Читать далее

Рубрика: Интервью | Метки: , | Добавить комментарий

Как голосуют в армии?

Анатолий, солдат-срочник, проходящий службу в сухопутных войсках, рассказал корреспондентам RealArmy, как 4 декабря проходили выборы в Госдуму в его воинской части.

— Какие в целом ощущения?

— Отлично, мне понравилось. Все было четко организованно. А я же еще политической девственности лишился — первый раз голосовал.

— Какие материалы о выборах были доступны солдатам?

— Единственным источником информации о выборах была вечерняя программа «Время». Возможно, кто-то из солдат читал предвыборные материалы в интернете с телефона. Кстати, вопреки ожиданиям у нас вообще отсутствовала какая-либо агитация за кандидатов. Читать далее

Рубрика: Армейский быт, Интервью | 1 комментарий

На выходе из психбольницы висел плакат «Свободу Сафронову!»

Правозащитник из Сыктывкара Павел Сафронов вернулся домой. 10 декабря его похитили по пути на митинг и попытались незаконно призвать в армию. Его держали сначала на призывном пункте отдельно от всех, как «политического», а потом перевели в психбольницу. Но усилиями родственников, друзей-правозащитников и прессы удалось вернуть Павлу свободу. О том, как военкоматы работают с «политическими», Павел Сафронов рассказал в интервью RealArmy. 

— Почему правоохранительные органы проявляют к тебе такое внимание? Чем ты успел «насолить» власти? 

— Ситуация в России сейчас такая, что власти не надо «солить», чтобы попасть в немилость. В партиях я не состою, являюсь членом правозащитной комиссии «Мемориал» в Коми, веду блог, был журналистом — весь набор, в общем. Некогда помогал британским журналистам собирать материал о подкупах на выборах со стороны «Единой России». Также против меня возбуждали уголовное дело за оскорбление Путина — в своем блоге я о нем нелицеприятно отозвался, и у кого-то хватило ума это растиражировать.

— Знал ли ты, что существует практика призыва политических активистов? 

— Я слышал об этом, в частности от проекта RealArmy, но не думал что со мной случится нечто подобное. К неприятностям я готов всегда, но не ожидал что они придут с этой стороны. Читать далее

Рубрика: Интервью, С передовой | Метки: , , | Добавить комментарий

«По пять пацанов работают в каждом военкомате, конкретно чтобы откосить»

Осенний призыв только начался. Миноброны внезапно почти вдвое сократило число призывников. Многие называют причиной демографическую проблему: призывного возраста как раз достигли те, кто родился в начале в 1990-х, когда рождаемость была на рекордном спаде. О том, как работают военкоматы, как гоняются за призывниками и как решают проблему с недобором, нам рассказал Иван М., попросивший не называть его фамилии. Два года он был сотрудником военкомата в роли «винтика» и видел систему изнутри.

- Как ты стал работником военкомата? Когда это было?

Я работал в военкомате с 7 декабря 2005 по 7 декабря 2007. Когда меня призвали, у меня не было права на отсрочку, я прошел медкомиссию, оказалось – годен. Как так?! Пошли переговоры, можно ли меня хотя бы в нормальную часть отправить. Они спросили, как у меня дела с компьютером, с базами данных, с Office. Я сказал, что просто отлично. И меня посадили в военкомате: работаешь два года – билет у тебя. Это вообще незаконно, но мне сказали: поработаешь у нас два года – мы тебя не призовем. Военный билет дали, но как-то хитро оформили. Это очень распространенная практика, все московские военкоматы так делают. По пять пацанов работают в каждом военкомате, конкретно чтобы откосить. Читать далее

Рубрика: Интервью | Метки: , | 1 комментарий

Солдат убивает новая форма?

фото: Александр Мельников/ИЗВЕСТИЯ

Для 30-тысячного Острогожска автомобильная бригада номер 20115 – почти градообразующее предприятие. Значительная часть населения города так или иначе живет за счет части, прославившейся на всю страну рекордным числом заболевших пневмонией солдат.

— Хлопцы, хата не нужна? Здесь, рядом с частью совсем, — острогожские старушки выискивают в центре города неместных, зная, что подавляющее число приезжих — родственники, друзья и подруги солдат. — Я, если надо, и подворотник подошью солдатику, и форму отстираю — все, с житьем, 700 рублей за сутки. А если хворый служивый, отвар заварю лечебный. Только заселяйтесь. Читать далее

Рубрика: Интервью, Новости | Метки: , , | 1 комментарий